«Хижина дядя Тома -2»

Понедельник Май 27th, 2013

Рубрика: Интересное из блогов

Версия для печати

В Кыргызстане социальное расслоение идет не только и не столько по имущественному признаку. Преуспевающие в коррупционных делах чиновники стали резко богатеть (как говорится, дела у них идут в гору), напротив, рядовые граждане, зарабатывающие хлеб насущным своим честным трудом, стали еще больше беднеть. Малоимущие слои населения: пенсионеры, инвалиды и многодетные семьи находятся в плачевном состоянии из-за остаточного принципа финансирования из госбюджета. Средние показатели пенсий отстают от прожиточного минимума в два раза. Самым выгодным бизнесом в республике стали чиновничьи должности, которые причастны в распределении государственных богатств: депутаты, министры, руководители госведомств, директоров госпредприятий и подчиненный им аппарат.

В соответствии с имущественным расслоением появился новый социальный слой, так называемой «знати», «белой кости» или «новой касты». В отличие от «низов, плебеев и черни» новообразованную элиту составляют главным образом, занимающие высокие посты в государстве люди, а также «большие» чиновники и тесно связанные с ними, преуспевающие бизнесмены, накопление капиталов которых происходило в основном коррупционным и рейдерским путем в условиях процветающего мздоимства в стране. В то же время традиционная творческая элита страны: писатели, художники, научные работники, а также люди умственного труда: учителя школ, преподаватели вузов и т.д. постепенно стали вытесняется «новым классом» на задворки человеческого общежития. Тонкий интеллектуальный слой постепенно стал вырождаться из-за их ненадобности в общественно-политической жизни страны. Их место заняли многочисленные НПО, так называемые «агенты влияния», финансируемые из-за рубежа. Бедняки в социальной иерархии стали все больше походить на касту шудр (слуг и разнорабочих) как в древней Индии.

«Новый класс» стал относиться к простому смертному свысока, порою пренебрежительно как к людям второго сорта. Простому смертному, к примеру, попасть на прием к министру, депутату, мэру, директору департамента, не говоря о президенте или премьер-министру почти невозможно. Придется пройти многослойный бюрократически-оборонительный редут, состоящих из металлических заграждений, пропускных пунктов, многочисленных охранников, наконец, помощников и личных секретарей-референтов, сидящих в предбаннике начальника, похожих на привязанных злых собак у большего босса. Вероятно, легче было участникам ВОВ взять Берлин в 1945 году, чем нынешнему поколению попасть в кабинет высокого начальника. Не только небожители Олимпа которые грош цена не ставит рядовому человеку, но и их обслуживающий персонал, так называемые «офисные планктоны», стали относиться к простому смертному, «плебеям» сверху вниз, с призрением. Порою бывают, что не дождешься от них ответа для своего простого человеческого привета. Высокой колокольни плевать или нагрубить рядовому человеку становится для них проще простого. Это не рядовые проявления бюрократизма. За ним скрывается нечто большее — решаемый на скорую руку конфликт между богатыми и бедными.

Социальное расслоение по имущественному и последующий за ним классовому признаку все более ускоряется. С каждым годом социальный контраст становится все более заметным. Разрыв между простым населением и чиновничеством становится все более угрожающим. А это, как известно, чревато социальными напряжениями, очередными «цветными революциями», ставших для Кыргызстана привычным. Похоже «новый класс» еще не осознал, что готовит будущих своих могильщиков.

Усен Касыбеков